Товарная биржа



style="display:inline-block;width:120px;height:600px"
data-ad-client="ca-pub-2387709639621067"
data-ad-slot="3862524761">

You have not viewed any product yet. Open store.
Ваш WordPress будет продавать на автомате!
Skype Me™!

ЗНАК … ТЕСЬ

/ заготовки для  поэмы «Тебе я кланяюсь, село» /

«История простых людей –собственных бабушек, дедушек, односельчан –

не менее важна, чем деяния великих. Она учит ценить важность жизни каждого человека».

Алексей Бабий

— Какъ звать тебя, старинушка?

 „А что? запишешь въ книжечку?

 Пожалуй, нужды нетъ! Пиши:

 „Въ деревнь Босовь

Якимъ Нагой живетъ,

 От до смерти работаешь,

 До полусмерти пъетъ!”

Н.Некрасов «Кому на Руси жить хорошо»

 

 

Струится, струится время,

Течет, кипит и бурлит.

И над полями всеми

Дух плодородья стоит.

Сколько веков здесь пройдено!

Сколько слетело  стай.

Дней и ночей твоих, Родина!

Попробуй теперь узнай…

Просторы все те же, вольные,

Луга и река, и бор…

Песок золотыми волнами

Заполз в крутой косогор.

Строги над Тубою скалы.

О них расшибают лбы

Бури большие и малые,

Летящие, как из трубы.

На летних загонных пастбищах

Не счесть коров и телят.

Богатства колхозные празднично

В будущее глядят.

Село, в синеве купаясь,

К реке привалило бок.

А новизна какая

Раскинулась на восток!

Улицы и кварталы,

Как городской массив,

Радуют небывалым

Размахом зодческих сил.

О, красота земная!

Творенье умелых рук.

Право, совсем не знаю

Слóва о вас без мук.

Смотрю я

 

С горы Егорьевской

На этот простор родной,

И чувствую привкус горечи

Где-то в клетке грудной.

Неужто судьбе угодно

Меня увести опять

От тяжести благородной

Эту новь созидать.

Вон на том возвышенье,

Где в церковь хаживал люд,

Сад моего поколенья…

В нем ярко цветы цветут.

А нашим отцам и братьям,

Навечно ушедшим в бой,

Стоит обелиск в объятьи

С вечностью и землей.

Ветры его ласкают

И умывают дожди.

Головы мы склоняем

С жаркою жаждой жить.

Огромный дворец культуры

Недавно народ воздвиг.

…Отцов прошивали пули, —

Нам счастье жить за двоих.

Сижу я на камне, хмурый,

…Транзистор, Чайковский,

грусть…

МИХАИЛ ШАБАЛИН

 

 

Теперь село живет неторопливо:

Дрова, солома,  выпивка, навоз…

Традиционность…  Летом  это – лыва,

в субботу –баня, в зимний день  – мороз.

Можарин, скотник, запрягая в сани

Традиционность сельского житья –

Кобылу Маню – в сумрак зимней рани

Намерен в снег втоптать  узор шитья.

На ферму едет. Здесь его нагрузка,

На ниве ОАО, в среде других

Наемников ( не бойтесь: слово русское

 И без кавычек  пишется в мой стих).

Ещё лет пять каких-нибудь обратно

Они колхоз свой продали за шиш.

Свой пай:  свободу, шанс… И безвозвратно,

И беспросветно согласились жить.

Теперь у всех своя традиционность:

Работа…скот домашний… нервный срыв.

А клуб? А сход?.. В конце концов,  законно

Есть ширь околиц, то есть –  перс-пек-тив.

Уже ушли слова из лексикона:

«собранье», «члены», «пай»,  «партхозактив»,

«уклад колхозный» (нынче вне закона…

А «члены» – только  в сцепке с нормой «мать их»)…

Вначале было слово. Вслед уходят

Традиции колхозного уклада.

На очереди хлеб…земля… Свобода

Жить. И умереть…  услада.

 

………………

 

Обучен игрекам и иксам,

Я уезжал за интегралом.

Багрянцем лето догорало,

Березник с листопадом свыкся.

И бор сосновый на опушке

Простился обреченным взглядом…

Вот скрылись из виду избушки,

Дымы… Глаза застивши ядом,

Вот дымка над селом взвилась.

Село предстало деревенькой…

И тракта тоненькая венка

Оборвалась…

 

Все стало  – будущим и прошлым.

Как сноп, отсеченный серпом,

Все прошлое – чертополохом,

Все будущее…

Но о том

Молва  росла, как борода.

…В деревне солнце догорало.

Я уезжал за интегралом

В докучливые города.

……………..

Что блазнится  в панораме?

Тесь. Селенье в пойме рек,

в заветерье, под горами…

Гвоздь пейзажа – человек!

 

Лесостепь и степь с полынью.

Хвойный бор с бурундуком.

Поле гречки –  белым клином.

Эхо  – ухо с языком.

 

Плесы, заводи, песочек,

прокаленный до бела.

Оп!.. Обрыв. А там – мысочек.

Тина. Омут. Вурдалак.

 

Рыбачек настороженный!

Безмятежная вода…

И мотив земли мажорный,

страстно названный «страда!»

 

Страдовало наше племя  –

от мала до велика –

на покосе, где беремя

собирало в волока.

 

Волока – на волокуши,

да в копешки, да в стога.

Ах, покосы!.. Это кущи

деревенского мирка.

 

Сквозь века неторопливо

по лугам бредут стада.

Песнь молочного розлива

до-мажор берет с ведра.

 

Ботала / чу – ксилофоны! /

в хор полуденных цикад

вносят умиротворенный,

равнодушный, мерный лад.

 

И бредут стада лениво,

и мычат на облака.

Затуманивает нивы

пар парного молока.

 

Вечереет. Свет заката

багровеет над селом.

 

Это было все когда-то

в мире, отданном на слом.

………………………….

-Вот такъ-то! а по нашему,

Коль началъ, такъ досказывай!

Н.Некрасов «Кому на Руси жить хорошо»

 

Тесь – это речка  Тесинка, любимая.

Бирюзовое русло, куда мы  сигали

в пополуденный зной, как ельцы и налимы.

Перекаты лизали следы за ногами.

…Это плесы песчаные, пляжи валунные,

над которыми чайки крикливо кружали,

на которых девчонки, совсем еще юные,

нас, совсем еще юных, за руки держали…

Тесь – это кузня, конюшня, курятник

И четыре бригады, а пятая  – кладбище!

Это церковь. Увы, как униженный ратник,

как расхристанный раб – без иконы и крыши.

Это Ленин. Товарищ, разрушивший церковь,

соборность, духовность, державность и веру,

стоящий в акациях, брошенный в сквере,

и в славе, и в чести, и в силе померкнув.

Тесь – это клуб обветшалый, но… «имени…»

позабытого в  летах  героя «…Савицкого».

(По старинным архивам советские пимены

сохранили в анналах следы летописные).

…Это клуб, кинозал и пристройка из бруса,

биллиард и спортзал, и для танцев фойе…

 

Отодвинулось время!….Дюже  дальше Убруса.

А душа о былом,  об ушедшем поет.

 

Тесь – это улицы и переулочки.

Та – Гробовозная, та – Теребиловка…

Здесь мы жили – дружили… валечки…шурочки…

У кого – перекресток, у кого и – развилка.

 

Тесь – это люди. Родные  тесинцы!

Это Бальде, Байковы, Филатовы, Юшковы…

Это Зайцевы, братья и сестры красивые,

Нестеренко,  Натыры,  Мужайло и  Пташкины.

Коренные – Осколковы,  Бяковы,  Юдины,

«Горьковскúе»  Акуловы,  чьи -то  Курбатовы,

Это Савины – братья и братья  Прокудины…

Это в славные годы, в шестидесятые…

………………..

Не забытый богом уголок,

солнцем прокаленный, ветром гнутый….

Степь и бор! Вполне возможно, бог

здесь любовь испытывал… В минуты

сотворенья рек и остров

как он  холил перекатов пенье!

Как библейский раб его, Иов,

может быть, испытывал терпенье,

населяя райские места

нашим  прапрапрадедом  и …бабой –

в шалашах с  ракитова куста,

Под  дуплистополою корягой…

Наблюдая размноженья пыл,

Ликовал Господь: «Ого, оттава!»

Насаждал осоку и ковыль,

Ягодник и хмель, смеясь лукаво.

По утрам туманил острова

томной грустью девы волоокой.

И питалась росами трава

И дурила  за речной протокой…

Был еще, вполне возможно, бог

эклектичен несколько мгновений,

когда куст калины, сделав вдох,

запалил, как фокусник и гений…

Оградил селение горой,

Окружил болотом и забокой.

И –  озвучил, как пчелиный рой.

И насытил  – патокой и током.

Стоп! Вот здесь я не могу понять,

что творец содеял с атмосферой…

Утром небо хочется обнять!

На ночь в стог переселиться, с верой,

что изо дня в день, из века в век

никакой не будет перемены!

А я есть и буду  человек

На своей земле и во Вселенной!

Стоп…стоп…стоп. Конечно, перебор.

Передозировка хвойной хмари.

Точит глаз сентиментальный сор.

Лезут в душу солнечные твари.

……………….

На Юшковом озере дядя Сысой

Ловить наловчился ельцов.

До солнца ходил он подножной росой

На  жирных озерных жильцов.

Придет и засядет и снизку сорвет

Из кустика красных талин.

Засядет и удит, пока не взойдет

Жар-птицы оранжевый   клин.

На Юшковом озере дядя Сысой

Лисятник колхозный стерег,

И лис содержал. Чернобурой лисой

колхоз  погашал свой оброк.

Ходил за ельцом и ходил за лисой.

Ни чем ни кого не дивил.

А что здесь такого? Сысой, как Сысой..

Он память мою оживил.

Сысой , как Сысой, но мне крестным он был,

А  был я  в купели крещен.

И, может быть, бог мой меня возлюбил.

Любовью  от зла защищен,

Я рос на лугах, островах и в бору…

…………………..

 

То – идиллия, не более.

А  случившаяся кровь

Растворилась в алкоголе

Нищих классов и воров.

… С позабытым интегралом,

На побывку – из войны

С новым русским  капиталом –

прибыл. С комплексом вины,

С заржавевшим арсеналом

Окровавленных стихов,

Карантинным приживалом

Поселился здесь я вновь…

………………

Тесь – старинное селенье

Средь  березовых поленниц,

В цвете  Марьиных кореньев,

В запахах гумна и мельниц…

Избирателей – две тыщи.

И полтысячи дворов.

Но, пожалуй,  не отыщешь

В каждом – куриц и коров…

Баритон  овцы блеящей

Перерезал Витя Мягких

В мелодраме настоящей:

«Нет цены на мясо…мать их!..»

Нет цены на хлеб и масло…

Перекупщик – первый вор.

То ли совесть, глянь, погасла,

То ли жадность – перебор…»

Я согласен: дикий рынок

До безумья одичал.

Бизнесмен чугунных крынок

По лбу крынкою стучал…

Нынче – новые потери:

Конституционный блеф,

Полулюди, полузвери,

Их союз, точней эрэф.

В общем, бравурным парадам

Поводов не подаем…

И соломы уж не надо-

Мы соломы не жуем.

………………..

Вы, мой виртуальный спутник по старинному селу,

притаившись на углу, суеверия забудьте!

Счас лучинку засвечу… Вы внимательнее будьте…

Вдруг  нарвемся на Бандита: быть бы живу, да целу…

…………………

Прослезился над картиной:

дорогая пастораль…

Речка Тесь с болотной тиной.

Впрочем, речка-то… едва ль.

Заболоченное русло,

потеряв державный вид,

Уж не властно, как ни грустно,

мою память оживить.

Помню:  давешние люди,

брали летний перекат,

замочив не только муди,

но и груди (у девчат).

Говорят, водились щуки.

Ну а снизку пескаря –

на жареху! – лишь со скуки

не ловила ребятня.

И куда ж, куда уплыли

перекаты, пескари?..

Тебя, речка, заловили…

Да не люди…Технари.

……………….

Нет здесь координат,

Только сеть переулков и улиц.

Только тын да плетень,

Да скворечник, вознесшийся вверх.

Во дворе – пыль веков.

Тишина. Стрекотание куриц.

За воротами – зной

Да лукавый девический смех.

За селом, на задах,

Обнесенных плетеным забором.

Малахит да опал

Зацветающих летом болот.

Во траве-мураве

Мошкара, вопиющая хором.

А на поле – табак.

Он дурманит и кровь нам и плоть.

О, дурман закутков,

Сеновалов и пряных бурьянов!

О, парник и рассадник

Замшелых уже ностальгий,

Сохраняй нашу Тесь,

Словно выгул для старых баранов.

Сохрани и спаси  нас

И жить-поживать помоги…

……………….

Мы опять на  бережке на тубинском.

Моем члены  в парной  консистенции.

-«А кого пошлем сегодня за «Клинским»? –

-Это в Санькиной всегда компетенции!..

А по кромке по речной  и под носом

Вперебежку бродят шмары в тесемках.

Наглотавшись  слюней, мы подносим

По единой « Посольской»  – под семгу.

Здесь  царит степной микроклимат:

Комары достали, как Бабариху,

Самый стойкий простатит, или климакс

Обращаются в застой  и зассыху!!!

А дурман с ума сошедших черемух,

Манит в кустики, под грозди калины.

Рев волчицы, как тоскующий евнух,

Исторгает над Тубою Малинин.

Над водой парит не марево – аура.

Нас зовет сюда малая родина,

И русалка, как  тубинская шмара,

Снова  чувства до дна заколодила…

……………….

«…Бахвалъ мужикъ!

Какихъ-то словъ особенныхъ

Наслушался: Атечество,

Москва первопрестольная,

Душа великорусская…

«Я – русский мужичокъ!»

Н.Некрасов «Кому на Руси жить хорошо»

 

Герой мой, слава богу, не пророк.

Он, слава богу, друг мой закадычный.

Ещё замечу, как бы между строк,

Я затруднен явить его в наличии…

Героя своего я назову…

И жаловать прошу – Георгий Глотов.

Он агроном. И корни и ботву

Лелеять и растить  – его забота.

Ещё он спец в выращиванье птиц

На мясо и на пух. Но это к слову.

Часы и дни его – мельканье спиц.

А мы должны приноровиться к лову

Не будничных мгновений, ни часов,

Но – фраз его скупых,  афористичных.

Пока ж закроем рот наш на засов,

Не множа попусту базаров птичьих.

……………………..

Мы шли с ним трактом. Велики катили.

Он горячился, кроя бога мать…

-..Ты ведь партийным был… Скажи, не ты ли

Тем рейдерам мог противостоять?!

-Они нас обошли – акцио- не-е-е-ры!

Меж ними –сговор… подлость и…. подлог.

Предприниматели! Предпринятые меры

Им вылезут остро, как вилы в бок…

-Уже есть жертвы?

-Да, поумирали…

-Судились? Или как?

-И это есть.

-А прокурор?

-Мундир не замарали.

На их мундир давно не липнет… честь.

-Скажи, где правда, если всюду – ужас?..

– На кладбище… плита есть… «Лицемер»…

Под ней лежит, в гробу перевернувшись.

Там склеп её сестер родных – Химер!!!»

…Мы замолчали… Нужно было выпить.

«Земля вам пухом… поминай  вас бог».

Выпь на осине надрывалась выпить.

Собаки лаяли. Зарей алел восток.

…………………………

Ну кто такое – это ОАО?

Какие  у него предназначенья?

Когда колхоз был – старое село

Работало до самоотреченья.

Хлебами засевало свой массив,

Косило сено на земле покосов,

Бахчи, табак… А кроме яблок, слив –

Уж о садах мечтало абрикосов.

Теперь колхоз упал до ОАО.

Все буквы аббревиатуры –лживы.

«Открытое»?.. Да правда ль?..»Общество»?..

А кто акционеры сельской нивы?

……………………

Глаза наш Глотов продирает в пять.

Кричат речевки  петухи и гуси

Жена и дети в пять ещё сопят.

– Корову в стадо не проспи, Танюсик…

Сходи к тёть Гале, закажи кредит

К обеду – борщ и… бабу … на закуску!»

Танюсик вскакивает: « Да идит-ты!»

И запузыривает вслед ему подушку.

 

УАЗ в Убрус уж выжимает газ.

Георгий Глотов, словно хор турецкий,

Кричит на голоса  PR советский:

- Когда едет Гога на Кавказ,

солнце светит Гоге прямо в глаз,

Когда Гога едет на Европу…

Светит незнакомая звезда!..»

 

В семь – разнарядка: пряник, или кнут.

К восьми – засыпка сеялок пшеницей…

Наш Глотов там… Наш Гоша Глотов тут…

Как Фигаро. И потом лоб лосниться.

Сегодня быть войне: из  колеса

За полчаса посева вышла «грыжа».

На камень шла – наехала коса:

-Ты почему не доложил! Ведь ты же…

-Я – агроном! Зерно – моя забота!

У нас есть инженер – механик … царь!..

Следить за гайкой – не моя работа!

Докладывать – я вам не секретарь!»

…И пыль полей пошла наперекос.

Свистели пули, дротики летели…

Директор ахинею нежно нёс.

И агроном нёс признаки метели.

……………….

Крестьянин, кулак и батрак,

Колхозник и снова … крестьянин?

Тут что-то с эпохой не так.

Война тут. Погосты с крестами.

Труд –  черный.  Но звать чугунком

Язык ни за что не насмелиться.

И все-таки  – в разе таком-

Как теперь звать земледельца?

 

Вот Глотов Георг – агроном

Земельный вдыхает он запах,

Как чашу подносит с вином…

И шляпы   – долой, если в шляпах!

И взвесит в ладони зерно,

Как бриллианты в каратах,

И скажет смущенно: «Оно

С утра ещё чуть сыровато.

Но будет уже через час

Шуметь золотистым потоком,

И ждет – отвечаю! –от нас

Любови… Ну, сеяльщик, с богом!»

И сеялка – цугом и боком

Да фронтом – червонное злато

Пред  агрономовым  оком

Вонзает в  парник сидератов.

………………….

-Георгий Палыч, как на счет соломы?

-А как, кума, на счет поджарить дров?

Ах ты, кобель бесстыжий, большекромый!

А впрочем, Гошь.. . А как … на счет… делов?

-Ты что, кума? Куда тебе солома?

Твою корову съели уж давно!

-Свинье… – кума  заулыбалась скромно –

-…уж у меня припасено вино…

-Георгий Палыч,  Вас зовут в контору!

-Скажи им, Бяков, мол, ушел на ток…

-Сказать – скажу, да только в эту пору

Дают в конторе сыр и… коньячок.

Куда в миру деваться от соблазнов?

Что,  Глотов, гложет Гошу червячок?!

На все махнул Георг благообразно:

« Не при на перспективы, старичок».

……………………

Строфа моя, увы, скворечник слов.

Поэма наша, верно, ферма птичья.

Совать ли клюв в понятие усов?..

(А уши распахнем до неприличия!)

……………………..

Пока на поле прорастает хлеб,

Пока шкворчат окорочка в сметане,

Георг поёт с надрывом и взахлеб,

Рванув меха в груди и на баяне.

Он сам из тех, о ком слагает песнь,

Из хлеборобов, от сохи пришедших,

Объятых  песней…  Мой Георгий весь

Чуть суматошен, но не сумасшедший.

Свезя сенаж и жито в закрома,

Зажарив на отжинки тушку  гуся,

Георгий скажет басом: «На хрена

Попу баян, когда… у нас гармошка встала,  Дуся!..»

И оторвет застежку у мехов,

И –снизу ввысь – возьмет могучий вдох,

И –«…Выйду на улицу, гляну на село…»

И пробормочет быстро: «Чтоб я сдох…»

А по деревне, в розовый туман

Взлетят вдруг тенора и баритоны,

Сольются в хор, как люди в божий храм,

Сначала – гимны, а позднее – стоны….

Поет деревня в пьяном забытьи,

Ревут быки в сиреневом  тумане…

И уж под утро, к часикам пяти,

Георгий Глотов приползает к Тане.

-Прости, Танюх, едрена вошь. Прости…

Совсем уж спились с круга…  «питоки»!..

И я должон был, господи прости,

Отпить у них… лишка…

Ну что «хи-хи…»?!

……………………….

Кочегарит зима,

подпирая полнеба столбами.

Деревенский дендрарий дымов

на канун Рождества.

Ах, деревня моя!

Моя связь с родовыми гробами,

признаю за тобой

свои древние корни родства.

Попаду на гулянье,

под гулкую блажь самогона

забреду в сеновал,

как корова, сломавшая жердь.

Отпусти меня, город, сюда!

Отпусти на полгода…

Только на ноги встать,

только вспомнить земельную твердь.

Провалившись в сугроб,

обнимаю мохнатое рыло…

Я люблю этот снег,

это тканое чудо плетня…

…зацепило меня дрекольем,

как гвоздем зацепило.

Неужели, деревня,

ты все еще помнишь меня?

………………….

– Ты –Ленька? Ты,  правда, вернулся?

И снова сюда – насовсем?

-Сорвался с таежного курса?

-С маршрута сошел, Алексей?

« Наверно…возможно…посмотрим…» –

Я вам отвечал невпопад.

И рад был тому, что усмотрен,

и узнан, и принят назад.

Какое счастливое чувство:

открыть интерес земляков

к себе, не к персоне искусства,

не к автору беглых стихов,

к себе, деревенскому Леньке,

из прежних односельчан,

уехавших в город  давненько

учиться конкретным вещам…

Вернулся не рваным, не пьяным,

не конченным вечной нуждой.

Возможно, немножечко странным

и …обремененным виной.

Виной – не виной…Сожаленьем

за четверть – вторую – годов,

за службу до самосожженья

у лживых идей и богов.

Вернулся обросшим телесно

и отягощенным душой.

Я дома.  Сельчане, мне лестно:

вы интересуетесь мной.

…………………….

Новый статус пробую: сельчанин.

Сено, сани, печь… Иконостас.

Через тын февральскими ночами

Шуберт вьюжит, громыхает Брамс.

Облачаясь в шубу, за ограду

Выхожу я, сельский человек.

В меру пьян, куражлив до упаду.

И влюбленный в этот лунный снег.

Гей, мороз, щипни меня за щеки,

Испытай на дюжесть сизый нос…

Думал, городские человеки,

Задохнутся от лихих угроз?

Думал, городские сопли жиже?

А душа затравлена постом?..

Э,  пойду в гумно, надену лыжи!

Или, может быть, ещё …грамм сто?

Отчего ж не выпить яд столичный,

Как бальзам от моровой тоски?

От судьбы общественной и личной

Отчего ж не покусать  куски…

Жжет студеный  хиус с Енисея.

Зычным «Енисеюшком » поет…

«Я твой хор! Услышь меня, Расея?!»

Ан-не слышит… Дремлет. Или пьет.

…………………….

…Вот пришкольный амбар,

Где пришкольная мудрая лошадь

Обитает, как призрак  из шестидесятых годов.

-Но-о,  Пегас деревенский! –

трусит по осенней пороше.

Вдохновению служит и бздит заготовками дров.

Вот и кузня и двор, где ковали коней златокудрых,

Где и мы, пацаны, наковальням обмяли бока.

Кузнецы тех эпох были зело и обло премудры:

Доверяли и нам, пацанам,  хлеб и соль ремесла.

Ничего уже нет:  кузнеца, наковальни и кузни.

Пацаны и девчонки по клавиатуре стучат.

Мир их стал безграничен. А жито, а запах Отчизны

не заменит, увы,  виртуальный, бесчувственный  чат.

……………………

Собираются люди на сход.

Сход, конечно, не инноагурация.

И вопрос на повестке не тот,

И не время теперь собираться,

И не любит собранья народ:

За него решено – полагает он,

Демократия – хитрый урод:

Жрет у бедных. А служит богатым.

Дел домашних невпроворот:

То штаны залатать, то заплот.

По весне распочать огород…

Ну а сход?… «Формализм и трепло!»

Впрочем, власть отчитаться должна.

По уставу положено ей.

Ни язык не болит, ни спина.

Да к тому же ей, власти, видней

Как спасать умирающий бор,

Куда мусор накопленный везть.

Почему, наконец,  до сих пор

Не обрежут тарифы на свет?!

…Собираются люди на сход.

Надо телку пристроить в табун.

И идут: тетя Маша, Федот,

Гаврилюк, неуемный трибун,

Председатель и зам, и пастух,

Как всегда, дядя Ваня Сахно…

До других не дошел пока слух:

«После схода покажут кино».

 

В темном зале эпоха сквозит.

Обносились портьерные плюши.

Интерьер, как живой реквизит

Из спектакля про мертвые души.

Но –живые!- мрачнеют сердца.

Что ж мы так опускаемся, люди?!

И ругаем сквозь зубы творца,

И себя, драгоценных, не любим…

Говорим свысока, сгоряча,

Допускаем, что нет виноватых.

Меркантильного мира… – мирка!-

Сторожим свои крайние хаты.

Нам бы выйти на солнечный свет,

Нам бы белому свету открыться…

Через  новый –новейший! –  Завет

Освятить наши души и лица.

Но пока все идет чередом.

Власть работает меньше, чем ест.

Приступает к работе с трудом

Сельский сход. К сожаленью, не съезд.

Кворум есть? Ну а если и нет –

Меньше криков и критики с мест.

Для начала приезжий поэт

Огласит свой – земле! –  манифест.

 

«Здравствуй, земля минусинская, красная!

Здравствуйте, поле и степь с перелесками!

Здравствуйте, реки с песчаными плесами,

омуты, отмели с чайками местными!

Здравствуй и ты, человек минусинский,

всяческих званий и всех поколений,

близко знакомый, родной, деревенский;

соль ли земли, или тайна явлений!..

Знаменский, тигрицкий,  или тесинский,

шошинский, койский, николо – петровский,

и городокский, и большеинский,

здравствуй, народ мой сибирский и русский!

Здравствуй, земляк, кажется, новотроицкий!

Точно, кавказский! Да знаю я, кто ты!

То загулявший от Пасхи до Троицы,

то затонувший в безбрежность работы.

Пахарь земли моей пряной и жаркой,

в помыслах вольный, в суждениях скромный,

сын хлебороба и сельской доярки,

век не знакомый с ярмом и короной…

То загрустивший  по сельской красавице,

то от души «Выйду ль я…» заблаживший,

разве ты можешь кому-то не нравиться?

Только побрейся и скинь сапожищи.

Здравствуйте, женщины! Милые, ясные…

Верные в долге, святые в любви!..

Воспеты вы русским поэтом  Некрасовым!

Дома поют вас поэты свои!

Здравствуйте, шествуйте в звании чинном

русской, сибирской,  красивой мадонны!

Мы  любим вас так: без ума, беспричинно,

как любят березки у отчего дома.

Здравствуйте, дети! Плоды вашей матушки,

рожденные в оранжереях любви.

Крупицами счастья –  пчелиными взятками!-

цените нектар минусинской земли.

Бог всемогущий! Руки мановением

вращая земли азиатскую ось,

храни нас всегда – до последних мгновений!

Чтоб нам безмятежно и вольно  жилось».

**

А из города, верно, известия,

Что упала цена на муку.

И что мельник, наверное, бестия.

И что место его на суку.

А про ваше здоровье изведано

И про быт неустроенный ваш

И про то, чему верите преданно…

Про колхозный накопленный стаж.

 

Из села  в город – шишки сосновые.

Да пургу. Да Медведицы ковш.

Да известия, впрочем, не новые…

Что в гумно заскирдована рожь,

Что забита на мясо скотинка,

Что дороги устроил мороз.

В общем, ярмарка требует рынка,

Рынок ждет – не дождется завоз…

………………….

Затаился народ,

За забором

Безмолвствуя.

Поглядая с опаской

В блудливый экран.

Там в престольной тоске,

Извращаясь и мотствуя,

Новоявленный мот

Заголяет свой срам.

Там «телушка» сосет

Своего миллионщика,

Игрока казино,

За две сотни у.е.

А телушку тую

Стерегут два молодчика,

два бугая с наколкой

На каждом…груде.

Там, как в паралличе,

Перекошено «…Зеркало»:

То ли это инсульт,

То ли вязка ужей.

И печальная Золушка,

В «..Зеркало»  зыркая,

Поправляет на голой  манде

Неглиже.

Мельтешит тот экран

«Сю – реальти» сюжетами:

То война, то парад…

Рокировки ферзей.

Лишь  массовка – народ! –

Избирается жертвами

Пре-иму-ще-ствен-но!

Впечатляйся, глазей!

Затаился народ.

Дрекольем укрывается.

Каждый кол – голова.

Каждый гол, как сокол.

Не поёт. И не пьет.

Не скулит и не лается.

Привстает над плетнем,

Опираясь

на

кол.

Страшно… жутко ему…

До мурашек  аж… хочется

Забуровить в экран-

Ное месиво хер.

Ах-у-е…хать бы! ..Ууу-

бе-жать из отечества!

А куда, когда тут

Красный чирей назрел.

…………………

И вот он – XXI век!

Миллениум!

Он самый!

Экраном квадро,

Сажей век,

Бараком и Обамой…

Он на Отечество взошел,

Как на Россию Ельцын.

А что? Нормально. Хорошо!..

Напиться бы… Наесться…

Мечты бы в глине воплотить

И в звуке, в краске, в слове…

Мосток бы в юность проложить,

В XX –й…

В послесловье

Открою всё-таки секрет

Последней трети века:

…Уже не стоил партбилет

Трамвайного билета.

Мне довелось его терять.

Искали с кобелями.

Один из них сказал мне:

«Блядь! « Накроешь на поляне…»

В него стрелял я из

Его же «макарона».

Не застрелил: в обойме нет

и не было  патрона.

Нас помирил потом парторг

Товарищ Ахмадеев.

И партбилет найти помог

И вывел из злодеев.

 

И снова выбор у меня:

«Единая Россия»,

Иль  «Справедливая…» она?

Порядок, или сила?..

И сколько стоит партбилет

Для рядового члена?

А Ахмадеева уж нет…

И Ельцына, наверно…

……………………

По Теси бродил теленок,

не единственный в селе,

кучерявый, как Пеле,

рыжий! Будто бы паленый.

И всегда навеселе.

Бык! запомнился навечно

редким добродушным нравом.

Безмятежный, как овечка.

А буянил – ради славы-

И беззлобно, и беспечно.

Ради славы – пес облает.

И индюк, побагровев,

словно разом овдовев,

на прохожих вдруг, бывает,

свой обрушивает гнев.

Или важный гусь, крылами

ощетинившись коварно,

надуваясь самоваром,

с шипом кинется за вами

и …назад, как шланг с пожара.

……………….

Тары-бары-растабары…

По Теси бродили пары.

И полночные Стожары

за околицей их ждали.

По Теси бродили парни,

мимо кузницы и почты,

в поисках любовной почвы,

обмочив углы амбара.

Парни Болкины, лихие,

с тыквой в полночи торчали.

Звезды падали стихийно.

В клубе шло кино о Чарли.

По Теси бродил Натыра,

Санька, с фермы старожил.

Узкоглазый сын батыра,

Сельских девок сторожил.

Савин младший, старший Савин

( по прозванию « Бандит» )-

тоже с ферменских окраин,

как с космических орбит.

– Савин Ленька?

-Ленька Савин!

Леонид Георгиич..

Эка личность!.. Парень славный

В череде тесинских лиц.

Даниленко, чижик – пыжик,

разрешавший все с плеча.

Зайцев… тот, который выше,

морда просит кирпича…

Где вы, парни золотые?

Где те годы  молодые,

ночи, дни и вечера,

отшумевшие вчера?

Где курчавый тот теленок?

Где вы, нежности телячьи?!!

А друзья мои с пеленок,

что ж, старее старой клячи?!.

Ах, о чем, о чем печали…

Что печалиться, друзья!

Кончилось кино о Чарли.

Брезжит новая заря.

1996-2009гг

 

Share this post for your friends:

Friend me:

Оставить комментарий

А ЭТО ТЕБЕ!
Новости сайта

Для расcылки введите свой E-mail:

Архивы
Наши ВКонтакте
Рубрики
Тебе, Web-master!

Наконец-то найдено комфортное, надежное и недорогое решение для профессионального ведения Ваших почтовых рассылок в Рунете - это SmartResponder.ru.

Используйте безукоризненный инструментарий, обучение и мощную поддержку клиентов для наиболее прибыльной работы!

Узнать об этом подробнее >>

Алексей Болотников
Алексей Болотников на сервере Стихи.ру
Вечером деньги, утром – стулья!
Pro100shop
Этот магазин работает на Ecwid - E-Commerce Solutions. Если Ваш браузер не поддерживает JavaScript, пожалуйста, перейдите на HTML версию