Товарная биржа



style="display:inline-block;width:120px;height:600px"
data-ad-client="ca-pub-2387709639621067"
data-ad-slot="3862524761">

You have not viewed any product yet. Open store.
Ваш WordPress будет продавать на автомате!
Skype Me™!

Тесинские Ветвиновы

из рубрики  “Фамилии моего села”

«…Вскоре после приезда Е. В. Барамзина мое внимание привлек опять коробок, остановившийся у дома Ветвиновой…» с А.Шаповалов
«…- Я жил в это время у крестьянки Ветвиновой, на той же площади, где находилась волость…» Он же. Таисия Николаевна Ветвинова-Гольдберг.

 По материалам книги Г. Хаит « Поиск продолжается».  1909 г. Января 19. Я. П.
Н. К. Крупская вспоминала о красноярских фельдшерицах, о времени, проведенном вместе с ними весной 1898 года:
«Когда я ехала в Шушенское, это было ранней весной, — реки еще не разошлись, и мне пришлось недели две прожить в Красноярске. Я жила тогда у… фельдшериц и усердно читала Писарева, лежавшего у них на столе. Раньше я о Писареве только слыхала, а тут впервые стала читать его с увлечением. Когда я приехала в Шушенское и рассказала как-то Ильичу про фельдшериц, у которых жила, про их кружок, про то, что я только теперь прочла Писарева, он рассказал мне про кружок самарских фельдшериц…»1.
Иногда «открытия» приходится делать в своих выписках из архивных документов.
Году в 1960-м, в партийном архиве Ленинградского филиала ИМЛ при ЦК КПСС, я сделал выписку из воспоминаний неизвестного автора о Ленине.
В ту пору только начинались мои изыскания по сибирскому периоду жизни В. И. Ленина. И вполне понятно, что многое в этих мемуарах еще не могло быть оценено в полной мере. Но теперь мемуары эти «заговорили».
Стало ясно, что их автор родилась в селе Теси, Енисейской губернии, училась в красноярской гимназии, а участвовала в нелегальном кружке фельдшериц, где бывал Владимир Ильич. Судя по воспоминаниям А. Г. Газенбуш, в их кружке из Теси была лишь одна Таисия Николаевна Ветвинова (по мужу Гольдберг). Но это еще предстояло проверить теми сведениями, которые содержались в мемуарах неизвестного автора. А в них говорилось, что она в 1899 году училась на Рождественских курсах в Петербурге, что во время голода 1901 года она попала в Самару, где с отрядом Красного Креста отправилась на борьбу с цингой. Последнее и помогло подтвердить, что А. Г. Газенбуш оказалась права. Единственной рождественкой, притом приезжей, в самарском отряде оказалась Таисия Николаевна Ветвинова. Теперь можно познакомиться с частью ее воспоминаний, в которых рассказывается об Ильиче, о красноярском подполье, о тамошних фельдшерицах конца 90-х годов прошлого века:
«Я по окончании красноярской гимназии занималась учительством и жили мы с двумя товарищами «коммуной», т. е. занимали… комнату на Песочной улице. Жила со мной Роза Бархина, отдавшая немало сил рабочему движению и в последнее время принимавшая участие в редактировании и составлении коммунистического учебника; Шапир, работавшая [впоследствии] среди рабочих в Баку…
…Вместе со мной в гимназии училась Александра Георгиевна Газенбуш и Глафира Окулова… Учителем своим по революционному вопросу я считаю одного рабочего, сосланного в Красноярск, Виталия Кудряшева. Он снабжал меня нелегальной литературой, а я втягивала [в это дело] весь наш гимназический кружок, давший стойких товарищей, работавших в течение 20 лет для дела рабочего класса. Тут же прочитали биографию Надежды Константиновны Сигиды (запоротой на каторге) и приступили к чтению Маркса, стали знакомиться с социалистами новой формации. Первыми пионерами (марксистского, социал-демократического направления. — Г. X.) у нас были высланные (на родину, в Красноярск.— Г. X.) Петр Ананьевич Красиков и Леонид Никитич Скорняков. Они нас сняли с рельсов идейного шатания…
…В один вечер одна из наших коллег по комнате фельдшерица Шапир, работавшая в красноярской пересыльной тюрьме, сообщила нам, что прибыла партия ссыльных социал-демократов…» 2.
Из этих же воспоминаний мы узнали, что в гостях у фельдшериц вместе с Владимиром Ильичей побывали Кржижановский, Старков, Ванеев… Они были одеты почти одинаково «…в серых теплых куртках, в меховых шапках и в русских сапогах». Таисия Николаевна навестила потом Старкова и Кржижановских в Теси, они дали ей рекомендательные письма к друзьям, когда она поехала учиться в Петербург. И там она участвовала в революционном движении, побывала и в «предварилке». А в 1917 году была среди тех, кто встречал Владимира Ильича на Финляндском вокзале в Петрограде.
Когда стало известно, что автор воспоминаний Т. Н. Ветвинова-Гольдберг, я снова обратился к своему излюбленному источнику информации — пенсионным делам в отделе обслуживания персональных пенсионеров Министерства социального обеспечения РСФСР. И на этот раз мои надежды оправдались.
Основные моменты автобиографии совпали с мемуарами Таисии Николаевны, найденными еще ранее в Ленинграде. В автобиографии оказалось много важного, интересного. Во-первых, в ней нашлось подтверждение, что в селе Тесь, в доме родителей Н. Т. Ветвиновой жил ссыльный рабочий социал-демократ А. С. Шаповалов.
«Я жил в это время,— вспоминал он позднее, — у обкультуренной крестьянки Ветвиновой, муж которой до своей смерти служил волостным писарем и дочь которой была членом нашей партии»3.
В этом доме (его фотографию можно увидеть в журнале «Прожектор», 1933, № 3, стр. 11) бывал Владимир Ильич и другие марксисты, отбывавшие ссылку в Минусинском округе.
«Узнав, что я из тех мест, куда они направлялись в ссылку, в село Шушенское и Тесь, они (В. И. Ленин, его товарищи.— Г. X.) просили меня заехать к ним перед отъездом в Петербург, взять письма к знакомым и товарищам, — пишет в автобиографии Т. Н. Ветвинова-Гольдберг. — Осенью 1898 года с письмами к товарищам Владимира Ильича, снабженная советами, что читать и что делать, приехала в Петербург и поступила на фельдшерские Рождественские курсы. Письма, адресованные директору Александровского завода (фамилию не помню) * и Л. Н. Радченко, были переданы мною по назначению. За участие в первой общестуденческой забастовке я была удалена с курсов и уехала обратно в Сибирь. Уезжая из Петербурга, я увезла для Владимира Ильича и его товарищей заграничную нелегальную литературу и письма…»4.

Она помогла двум революционерам бежать из Александровского централа в бельевой корзине. Ветвинова указывала, что об зтом факте «есть подтверждение в литературе».

В брошюре К. И. Захаровой-Цедербаум и С. И. Цедербаума «Из эпохи «Искры» (ГИЗ, 1926, стр. 77—88) рассказывается, что они задумали совершить побег.
Но как бежать, если тюрьма находится в селе — каждый человек на виду, да и связей никаких в Иркутске? С. И. Цедербаум вспомнил, что «…на станции Зима, немного не доезжая до Иркутска служит железнодорожной фельдшерицей моя добрая знакомая, бывшая петербургская курсистка Таисия Николаевна Ветвинова».

К. И. Захарова Немедленно «заболевает». На стации Зима к ней конвойный офицер сам приводит… Ветвинову. Мужчин просят удалиться, и К. И. Захарова посвящает Таисию Николаевну в план предстоящего побега. Фельдшерица поставила на ноги иркутское подполье. Когда двух ссыльных отправляли (без всякого конвоя сельским этапом) на крестьянских подводах, туда же погрузили две бельевых корзины. В них скрючившись лежали К. И. Захарова и С И. Цедербаум. В Иркутске беглецов принял муж еще одной бывшей красноярской фельдшерицы Илиодор Илиодорович Удимов, В 1905 г. он помог М. А. Сильвину бежать из второй ссылки.

Буквально перед сдачей этой книги в набор я получил письмо от его дочери Нины Илиодоровны. Я писал о ней несколькими главами раньше как об одном из крупных исследователей жизни В. С. Арефьева. Н. И. Удимова сообщила мне, что ее отец, «…уроженец Минусинского уезда Енисейской губерний, за нелегальную встречу нового 1906 года был посажен в Александровский централ и потом административно выслан на родину. Был учителем, в ссылке работал на солеваренном заводе, был секретарем иркутской газеты «Восточное обозрение».
«Мой отец,— сообщила Н. И. Удимова,— двоюродный брат Михаила Назаровича Красикова. Их матери — родные сестры. А с другой стороны отцы Михаила Назаровича и Петра Ананьевича Красиковых — родные братья. Упоминания о моем отце есть в воспоминаниях известного ученого… Н. Н. Баранского. В период близости к революционным кружкам папа был связан с И. А. Теодоровичем… С 1947 года жил в Ленинграде и работал в издательстве Академии наук».
В Ленинграде живет его жена Лидия Иннокентьевна Удимова. Ей 91-й год. Она последняя из тех, кто работал в красноярских нелегальных кружках конца прошлого века.
Целый вечер провели мы вместе. Я поражался ее феноменальной памяти на имена и события. Она рассказала о Красноярске 90-х годов, о своих встречах с Владимиром Ильичей очень подробно, ярко и с такими деталями, как будто бы все это произошло буквально только вчера. В мартовской книжке журнала «Нева» за 1957 год (стр. 137—138) уже печатались фрагменты из мемуаров Лидии Иннокентьевны. Но что бумага в сравнении с речью человека!
Лидия Иннокентьевна рассказывает, а передо мной предстает небольшая квартирка на Мало-Каченской улице, где жила в Красноярске она, дочь иркутского столяра, Лида Михайлова вместе с сестрой Верой и подружкой по фельдшерской школе Клавой Кокориной. Клава уезжает погостить к родным, а с Лидой поселяется ненадолго очень обаятельная курсистка из Петербурга — Надежда Крупская. Она вместе с матерью Елизаветой Васильевной направлялась в ссылку к своему жениху Владимиру Ульянову. Владимира Ильича фельдшерицы хорошо знали, помнили и относились к нему с огромным уважением.
Здесь, на Мало-Каченской улице, в доме Богдановой (ныне ул. Лебедевой, 53), в комнате фельдшериц, прочитала Надежда Константиновна впервые Писарева 5.
Лидии Иннокентьевне посчастливилось встретиться и с Владимиром Ильичей.
Об этом она рассказывала в опубликованных «Невой» фрагментах мемуаров (цитирую по рукописи):
«…мне удалось провести с Владимиром Ильичем много часов подряд на борту парохода, совершавшего по Енисею рейс Красноярск—Минусинск. Я ехала туда погостить к родным школьной подруги. Ехала я, конечно, в третьем классе, то есть попросту на палубе. У Владимира Ильича было место в каюте. Совершенно не помню, с чего начался наш разговор. Помню, что я сразу обрадовалась, узнав его имя, потому что слышала о нем не раз. Не помню и всех обстоятельств и тем нашего длинного разговора в светлую весеннюю ночь… Говорил больше Владимир Ильич. Запомнилась его манера говорить и держаться, необычная подвижность, быстрота движений и поворотов и в особенности запомнился жест правой руки, которым он быстро схватывал и крепко держал рукоятку лебедки, возле которой на канатах, брошенных на корме парохода, мы и просидели, разговаривая, всю ночь…».
Я беседовал с Лидией Иннокентьевной и думал, спрашивать ли ее о других фельдшерицах?.. Например, о Шапир? Ведь эти расспросы заведут меня очень далеко…

Вот и je v[ou]s prends au mot* и в деле очень, очень серьезном. Дело это вам передаст подательница этого письма, сестра мальчика 16 лет, к[оторо]му угрожает виселица. Она обратилась ко мне, и вот я делаю, что могу, в том числе и то, что мне больно и совестно делать, прошу вас, не можете ли вы через ваших братьев походатайствовать за этого несчастно[го], чтобы только спасти его от позорной смерти.
Простите меня пожалуйста и сделайте, что можете. Как это ни странно сказать, я смело обращаюсь к вам, наваливая на вас эту тяжестъ, только п[отому], ч[то] сердечно люблю вас.
Лев Толстой.  19 Янв.  На конверте:  Гагаринская набер. 18 Петербург Софье Александровне Стахович. В письме без даты (почт. штемпель: «С.-Петербург. 17 января 1909 г.»).

фельдшерица Таисия Николаевна Ветвинова писала Толстому: «Я решаюсь, как утопающий хватается за соломинку, написать вам, как самому ревностному противнику смертной казни, не поможете ли вы вашим авторитетным словом как писатель и своими знакомствами — избавить моего 16-летнего брата от петли. Сущность дела такова. 1907 года с 30 сентября на 1 октября пять человек молодых людей в возрасте 17 лет, а мой брат — 16 лет 6 месяцев от роду, вошли в пассажирский поезд близ Уфы на Самаро-Златоустовской дороге и, наставив на пассажиров револьверы, при этом никого не убив, взяли деньги и вещи, двое скрылись, а брат остался дома. Их на второй день арестовали, и на суде он сказал, что он анархист-индивидуалист и доставал деньги для безработных. Это правда, нужда его не заставляла; он был ученик реального училища 6-го класса. Если можно, дайте мне письма к сильным сего мира; ведь на меня, как на крестьянку, никто не обратит внимания. Я бы высказала, что жестоко казнить за молодые увлечения, достаточно и каторги. Участь его зависит от командующего Казанским округом Сандецкого; суд будет в конце января. Может быть, вы лично ему напишете письмо, а мне дайте письмо, с которым меня могли бы выслушать здесь влиятельные лица, как военный министр. Сандецкий же, вы знаете по последним приговорам, никого не милует. Брат судится по 279 статье военного устава. Избавьте старуху мать и меня, сестру, от ужасных переживаний ждать казни молодого, в цвете сил юноши».

Брат Т. Н. Ветвиновой Георгий Николаевич Ветвинов (р. 1892 г.), крестьянин Енисейской губернии, села Тесь, в то время ученик шестого класса реального училища в Уфе.
Кроме письма к С. А. Стахович, Толстой написал еще сыну Льву Львовичу и Анатолию Федоровичу Кони, также прося их похлопотать через знакомых о смягчении участи Ветвинова. Он написал также письмо и самому генералу Сандецкому, прося избавить Ветвинова от смертной казни.
На письмо Толстого С. А. Стахович ответила 27 января 1909 г., сообщая, что по словам всех компетентных лиц, к которым она обращалась, Ветвинову смертная казнь не грозит. Военным судом Ветвинов, как несовершеннолетний, был приговорен к 8 годам каторжных работ.
Т. Н. Ветвинова впервые обращалась к Толстому еще в марте 1899 г., будучи тогда слушательницей петербургских фельдшерских курсов. Она просила его принять участие в судьбе арестованной ее подруги курсистки. Толстой дал ей письма к А. Ф. Кони и М. А. Стаховичу. См. Л. Н. Толстой, Полное собрание сочинений, Юбилейное издание, т. 72, ГИХЛ, 1933, стр. 96—98.
—–

Примечания: 1.* Возможно, речь идет об инженере Лучинском, служившем в лаборатории завода. В его адрес шли письма В. И. Ленина и его товарищей. Не исключено, что это С. И. Радченко, партийная кличка которого — «директор».)
2. * [я вас ловлю на слове]
Обзор составил А.Болотников

Share this post for your friends:

Friend me:

Оставить комментарий

А ЭТО ТЕБЕ!
Новости сайта

Для расcылки введите свой E-mail:

Архивы
Наши ВКонтакте
Рубрики
Тебе, Web-master!

Наконец-то найдено комфортное, надежное и недорогое решение для профессионального ведения Ваших почтовых рассылок в Рунете - это SmartResponder.ru.

Используйте безукоризненный инструментарий, обучение и мощную поддержку клиентов для наиболее прибыльной работы!

Узнать об этом подробнее >>

Алексей Болотников
Алексей Болотников на сервере Стихи.ру
Вечером деньги, утром – стулья!
Pro100shop
Этот магазин работает на Ecwid - E-Commerce Solutions. Если Ваш браузер не поддерживает JavaScript, пожалуйста, перейдите на HTML версию