Товарная биржа



style="display:inline-block;width:120px;height:600px"
data-ad-client="ca-pub-2387709639621067"
data-ad-slot="3862524761">

Просмотренные товары
is_home ()
Ваш WordPress будет продавать на автомате!
Skype Me™!

Мой отец, Константин Болотников , краевед, мемуарист и писатель

 Константин Болотников[1](обзор книги «ОТЧИНА[2] и человеческие судьбы. Книга вторая. ОТЕЦ»)

Отчина не досталась

От Константина Борисовича досталась наследникам не отчина – но его собственноручно-записанная история нужд, треволнений, серьмяжных радостей… Словом, дневники. Многолетние записи в нескольких общих тетрадях, скрывавших до поры-до времени всю подспудную его жизнедеятельность. Это целый сонм дат, событий, тщаний, объединенных страстью человека, искренне доверявшего бумаге свой духовный мир – мятущийся, несовершенный, но глубоко личный.

Я с отцом в 1952Откуда у крестьянского сына книжная страсть?

         "…подобного рода записи я вел с 1937 года…" – обмолвился на одной из страниц дневника. Это дата, определяющего возраст 20-летнего юноши. Для ментальности людей той эпохи – возраст не мальчика, но мужа. Он уже закончил среднюю школу (7 классов), товароведческий техникум в Ачинске, готовился к работе на поприще полученного образования.

До конца дней своих вел он дневниковые записи. Именно из них родилась эта книга: «ОТЧИНА. Часть вторая. Константин Болотников. Жизнь на черновую»

«Эту тетрадь я взял для того, чтобы в ней что-нибудь сочинять – что получится. Первое сочинение называется:

"Кто такой я ?"

Я – это личность, человек, когда-то родившийся и когда-то умерший. Однако, от и до – как-то жил. Что-то делал и что-то думал. Вот я почему-то родился не раньше, не позже, а накануне великих событий в нашей России, незадолго до Февральской революции. Значит, еще при Николае II-м. Но я, конечно, ничего не знал ни о Николае, ни о… Впрочем, ни о чем. Это естественно. Даже потом, когда стал кое-что понимать, все равно не знал, что делается в стране и вообще в мире.

Кто же я? Почему я появился – даже дело не во времени – а вообще? Почему я не мог появится в 18-19 веке, или еще раньше? Почему я должен был узнать о разных выдающихся людях и обо всех событиях в мире только по книгам, по школе и из других источников? И поверить, что такие люди были, и все так было… Мог ли я этому не верить?

Кто же я?

Имею и имя, и фамилию, как все люди. Ничем не отличаюсь от всех. А сам думаю: весь мир, все люди, все, что происходит в мире, это мое восприятие. Если я исчезну – все исчезнет. Поэтому я не могу исчезнуть.

Прожил 72 года. Пережил всякие лишение и болезни, а под старость поздоровел, пусть не совсем, но для такого возраста… я здоров.

Значит, я не должен исчезнуть ни в 80, ни в 90, ни в 100 лет. Потому что я не могу представить себя умершим, исчезнувшем. Умершим, лежащим в гробу – в жару, или в холод, не ощущая ни то, ни другое. И чтобы – был спущен в могилу, закопан землей… Нет, это я не могу представить себе.

Мои сестры и мать – долгожители. Хотя мать и сестра одна – умерли, я должен их пережить. Я не должен умереть. Конечно, организм естественно стареет, но он должен заново возродиться. Пусть в 21 веке, но – должен. Этот Костя может умереть по старости, износится организм. Но я должен опять появиться на свет, опять должен начать жить с детства, со школы и т. д. Жить другой жизнью, в зависимости от жизни того времени. Ладно, не будем загадывать на будущее столетие, пока хочу дожить [до времени], когда вырастут мои внуки и правнуки.

Эх ты, жизнь, жизнь… будущее…»

В эти годы мой отец становится «общественным человеком». Помимо основной работы в библиотеке, куда народ шел не только за книгой, но и для общения, отец работает в составе ревизионной комиссии сельпо, в самодеятельности, где играет на мандолине, балалайке, баяне. В январе 1959 уполномочен для работы переписчиком Всесоюзной переписи населения. Замеряет огороды сельчан для нужд налогового учета. Выдвинут (и в марте избран) кандидатом в депутаты сельсовета. И назначен на первой сессии председателем бюджетно-финансовой комиссии. В «добровольно-принудительном» порядке ходит на с/х работы в колхозе во время уборки и переработки урожая. Тесинский сельсовет тогда объединял села Тесь, Б-Иню, М-Иню, дом отдыха Малый Кузыкуль, ферму № 1 Енсовхоза; и депутатские обязанности отца расширяли, так сказать, сферу влияния. Секретарем сельсовета этих лет (1947-1965 гг.) работает Леонтий Ефимович Мягких, человек богатой жизненной биографии, фронтовик-орденоносец. В своей работе зачастую он обращается к отцовскому опыту, рассчитывая на безотказность. В дневниковых записях отца этот период отмечен многочисленными свидетельствами и оценками общественной ситуации тех лет. Кстати, дневники – ещё одно свидетельство общественного склада натуры отца. Он ведет их от 1937 года. Почти два десятка общих тетрадей. Подчас бесценные свидетельства очевидца, с подробностями и стилем, не всегда предназначенными для посторонних глаз.

Пока ещё помним: 60-е годы прошлого века – эпоха СССР, обозначенная общественным мнением как «потепление». Время, датируемое образно как «после XX-го съезда КПСС». Доклад первого секретаря КПСС Н.С. Хрущева на съезде, развенчавший «культ личности» И.В. Сталина, «отца народов», взбудоражил не только советское общество, но удивил и весь мир. Народы не ожидали от Советов, зашоренных идеологической пропагандой, такой самокритичной оценки. Но чуть позднее началась эпоха «догнать и перегнать Америку», время нового идеологического тщания, напугавшего капиталистический запад и насмешившего его немало. Никита Сергеевич въехал на Запад, обуреваемый некоторыми успехами послевоенного СССР (отмена продуктовых карточек, снижение цен на некоторые продукты питания, освоение целины…), вел себя самоуверенно и даже заносчиво. Чего стоит его визит и выходка в ООН, где в праведном гневе он изумил «и наших и ваших», постучав башмаком о трибуну ассамблеи.

И в колхозной жизни потепление отчасти ощущалось. На моей памяти – горячие споры на праздничных гулянках родителей и их друзей: безоглядно ругали вождей прежней – сталинской –- эпохи: Берию, Маленкова, Молотова, Калинина … И «примкнувшего к ним Шипилова», затесавшегося в мою память именно оттуда, а не из учебников истории. Да и самого Никиту Сергеевича нещадно критиковали, не поверив в его напускную демократию.

В дневниках отца – много позднее – я нашел эмоциональные оценки очевидца эпохи. Вот некоторые из них за один только год:

«3.VII. – 50 г. Был в городе на семинаре в культпросветотделе. Слушали лекции: художеств. руководителя – о гримировке и ритмах. Куреев – коммунизм и религия. Абрамов – история ВКП(б) – 3 глава. Доклад о физкультурной работе в клубе. Обязывают изучать историю ВКП(б). Который раз? Не помню. Опять сначала. Что ж, это не так уж трудно. Вчера и сегодня проходит компания по сбору подписей под воззванием постоянного комитета Международного конгресса сторонников мира о запрещении применения атомной бомбы. В Корее началась война между севером и югом.

7 августа. Начинается уборочная компания. Мы, культработники, получили изрядную зарядку на семинаре с 29 по 30 июля и на совещании агитаторов в МТС 4 августа. Но уборка ещё вплотную не началась, поэтому и мы тоже готовимся: пишем лозунги, готовим выставки, репетируемся, что называется. Но в бригады ещё не выходили.

26 августа. Трудно работать в наших условиях, с нашим народом. Ни какими лекциями, газетами, боевыми листками их не проймешь. Хлеба дай досыта, тогда и работу спрашивай. Разве колхозник не видит, что, если сдать государству 10-11 тысяч, засыпать семена, страх.фонд и прочее, то на трудодни много не останется. А поэтому стремления убрать скорее и лучше у них нет и не будет. И никакая агитация их не проймет. Да и когда там заниматься агитацией. У колхозника времени нет слушать лекции. Они на ходу хлебают. Жуют хлеб и опять за работу».

18 декабря 1950 г. Вчера, 17 декабря, был день выборов в местные Советы. Беспокойный и утомительный день для избирательной комиссии. В 6 ч. утра все на местах. За столом в регистрационной комнате торжественно принимают избирателей регистраторы – учителя Шкрунина, Скобелева, Полещук, зав м/п Тарасова, жена надзирателя за спецпоселенцами Бердикова. Я принимаю голосующих по «удостовениям на право голосования». На столах разложены списки избирателей, в трех местах избирательные бюллетени, отдельно по округам. Техника простая. Найдя избирателя в списках, регистратор ставит «да», выдает три бюллетеня – в краевой, районный, сельский Советы, причем в сельский Совет дает тот бюллетень, какой номер изб. округа стоит против фамилии избирателя, таким образом он голосует за одного из 13 кандидатов в с/Совет, а не за всех 13. В следующей комнате кабины для голосования, где дежурит Доровских Е.В. И в последней – между двух флагов – стоит урна, куда избиратели опускают свои бюллетени. За урной стоит стол, покрытый красной бархатной скатертью, за столом сидит председатель, или секретарь уч.изб. комиссии.

Моя роль не ограничилась регистрацией «удостоверений». Я ещё писал заявления о внесении в списки избирателей тех, кто был пропущен, или по каким-либо причинам, не внесены в списки. Нужно заметить, что на этот раз таких оказалось довольно много, что говорит за невнимательность, халатность секретаря с/Совета и участк. избир. комиссии. Кроме того, я консультировал по многим вопросам избирател. комиссию. И последняя моя роль – развлекать и привлекать избирателя на баяне.

Г. сидел как наблюдатель и почти всех встречал репликой «долго спал» (или спала). Самков Н.И. сначала спокойно ходил собирал сведения сколько проголосовало, потом, когда посыпались заявления о включении в списки, когда обнаружилось, что некоторые проголосовали по общему списку, хотя они уже имели «удостоверения» и должны были голосовать по особому списку – стал заметно волноваться. Никифоров Павел успевал только подписывать «заявления». Мужайло М.М., несмотря на жару, расхаживал по кабинету в накинутом на плечи пальто. П.В. (Осколков Петр Васильевич – А.Б.) сразу появился в веселом настроении и каждому доказывал какую-то политику. Н. ездила на Ферму и в Заготзерно с разъездной урной…

Часов в 10 основная масса уже проголосовала, привезли списки с Фермы, Заготзерно и Енсовхоза. Стали отмечать по основным спискам, проверки разные, подсчет. Создалась неразбериха, шум, даже забыли встречать вновь прибывших избирателей. Некоторым даже говорили «обождите, некогда»…»

агитатор и библиотекарь К Болотников на работе в поле 1

Я – памятник себе…

Мой отец, Константин Борисович Болотников, собственной рукой, душой, страстью к писательству скрупулезно записал хронику своей жизни. Тем самым создав себе литературный памятник. Его тексты, дневниковые записки, мемуарные воспоминания, литературные опыты, зачастую малоопытные, порой наивные, подражательские, или ученические, имеют одно неоспоримое достоинство: они самобытны. Записаны очевидцем, прочувствовавшим каждое слово, рождены на основе личного опыта и наблюдения. Они не подверглись какой-либо цензурной острастке, не чурались социальной правды, не грешили вычурностью, или стилистическими изысками. Скорее, страдали «демьянобедностью» языка и стиля. Но и это было не упущением автора, а, скорее, его достоинством: тексты выигрывали содержанием.

Константин Болотников писал свою историческую правду. События, записанные им – сельский быт, студенческий и армейский опыт, тюремная хроника от ЗК и другие – не придуманы и не грешат «правдой вымысла». Писал, как видел, как чувствовал и умел. Да и сюжетные картинки его записей и сочинений интригуют не проработкой сцен и образов, но лишь детализацией фактов. В которых, вероятно, и кроется тот самый интригующий дьявол. Автор не стремится к каким-либо обобщениям, обвинительным, или напротив, бесстрастным, позволяя, впрочем, иногда в рассуждениях некий социально-нравственный анализ, или догматику выводов. Это скорее его собственные заблуждения, созревшие на той же почве социалистическо-коммунистической догматики. И порою именно его авторская наивность играет на руку его авторской самобытности.

В книгу «ОТЧИНА и человеческие судьбы. Книга вторая. ОТЕЦ» вошли следующие главы:

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. КОНСТАНТИН БОЛОТНИКОВ. ЖИЗНЬ НА ЧЕРНОВУЮ

"Кто такой я?"

Мемуары?.. Мемуары!

Отец и мать

Я оказался не у дел.

Попутно надо еще вернутся в 1936 год.

Недолго я был один.

Учиться – неплохо.

Впрочем, о музыке.

Я учился на товароведа промтоваров.

Все это "но"…

Тут надо сделать отступление

Возвращение с Сахалина

Что же делать дальше?

Тут надо опять сделать отступление,

Вернемся теперь к нашему путешествию

И пошла моя работа по проторенной дорожке

Случилось это так

Теперь о Матрене, вернее о ее смерти

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. КОНСТАНТИН БОЛОТНИКОВ. ПРОЗА ЖИЗНИ

Любовь Серёжи Голубцова

Часть первая – Часть четвертая

Сахалинская эпопея. Новелла первая

Первый раз в море

Шторм

Сахалинская эпопея. Новелла вторая.

АТЫ-БАТЫ. Из солдатского дневника

Сахалинская эпопея. Новелла третья

На волосок от смерти

Первый случай.

Второй случай.

Третий случай.

ПРОЗА ЖИЗНИ. Нечай, или солдат поневоле

Новобранцы

Выбор участи

Миазмы службы

Армейская правда-кривда

. ПРОЗА ЖИЗНИ. Возвращение

ПРОЗА ЖИЗНИ. Зона Угольная. Тюремная повесть

СОН И СНОВИДЕНИЯ. РЕФЕРАТ

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. АЛЕКСЕЙ БОЛОТНИКОВ. ИЗБРАННОЕ ИЗ ДНЕВНИКОВ ОТЦА С МОИМИ КОММЕНТАРИЯМИ     1928-1970

Алексей Болотников, краевед, методист Тесинского художественного музея

 


[1] Болотников Константин Борисович (5.01.1917-13.02.1993) – родился в д. Лялино Агинской волости Канского уезда, в семье крестьянина-переселенца. В Тесь с родителями переселился в 1928 году (в коммуну «Большевик”, в местечко Заготзерно), с третьего класса учился в Тесинской ШКМ. Окончил среднюю школу, техникум советской торговли (г. Ачинск) и Канский библиотечный техникум. Служил в армии на о. Сахалин, участник войны с Японией. Вернувшись в Тесь, работал в должностях продавца, завсклада, товароведа, секретаря сельсовета, библиотекаря (апрель 1950-май 1970), учетчика в колхозе. Награжден орденами и медалями. Избирался депутатом сельсовета. Дочь и два сына. Оставил несколько тетрадей прозы и дневниковых записей. Похоронен на сельском кладбище в Теси.

 

 

 

 

[2] «ОТЧИНА и человеческие судьбы. Книга вторая. ОТЕЦ». Изд. Ridero, 2017

 

 

 

Понравилось? Поделитесь в соцсетях!:
  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Blogger
  • Одноклассники
  • LinkedIn

Оставить комментарий

А ЭТО ТЕБЕ!
Новости сайта

Для расcылки введите свой E-mail:

Архивы
Мы VKонтакте
Рубрики
Жми, Web-master!

Наконец-то найдено комфортное, надежное и недорогое решение для профессионального ведения Ваших почтовых рассылок в Рунете - это SmartResponder.ru.

Используйте безукоризненный инструментарий, обучение и мощную поддержку клиентов для наиболее прибыльной работы!

Узнать об этом подробнее >>

Алексей Болотников в СТИХИ.РУ
Алексей Болотников на сервере Стихи.ру
Вечером деньги, утром – стулья!
Экслюзив в Pro100shop
Этот магазин работает на Ecwid - E-Commerce Solutions. Если Ваш браузер не поддерживает JavaScript, пожалуйста, перейдите на HTML версию